ЛПХ "Санчаро"

Живу в деревне 6 лет. Есть что рассказать. Делюсь опытом. Почитайте... Может пришло время что-то изменить и в Вашей жизни? А может быть Вы хотите научиться зарабатывать в Интернете?

Дело было в ширинке... Юмористический рассказ

Проект «Современный Деревенский Стиль»
Серия  «Юмористический рассказ»
 
Николай Санчаро

 

Обморок в автобусе

В тот день Иван Петрович, как обычно, с работы возвращался домой на рейсовом автобусе. Так было всегда: и вчера, и месяц назад, и год. Да что там год, уж скоро будет как с десяток лет.

Жил он в ничем не примечательном небольшом городке, что километрах в тридцати от областного центра. А на работу приходилось ездить в соседнее село. Так бывает: живешь в городе, а работаешь в деревне. Ничего особенного. Так живут, не ропща и не проклиная судьбу, десятки тысяч россиян. Уж как говорится: где родился, там и пригодился.

Впрочем, эта народная мудрость с дидактическим уклоном Ивану Петровичу никогда не нравилась. В его потаенных мыслях угадывалась душа романтика, мечтающего много путешествовать и познавать мир. Да и жить всегда хотелось лучше, чем есть на самом деле.

Но что можно позволить себе на зарплату в 15 тысяч рублей в месяц? Хоть и живет Иван Петрович один. Правда, есть кот. Но он не в счет — бессловесный. Разве, что коротко мяукнет, когда есть захочет. Даже не выходит на порог встретить хозяина, ленивец.

Вот и позволял себе Иван Петрович иногда прихватить немного того, с чем работал. Как ни боролся с собственной натурой, но так и не смог изжить старую привычку. Ту, что с колхозных времен. «Все вокруг колхозное, все вокруг мое», — с ухмылкой напевал он слова из «Дорожной песни».

А работал Иван Петрович на скотобойне. Не по душе ему было заниматься разделкой бараньих да коровьих туш. Да выбор вариантов невелик. Давно уж смирился.

«Я ж не ворую много, как другие. Так, беру немножко себе на ужин», — успокаивал себя в мыслях Иван Петрович, пряча коровье вымя под рубаху, которую аккуратно заправил в комбинезон.

Ну что тут поделаешь? Любил он вареное коровье вымя. Вкусно. Пахнет молоком и сливками. Да и сготовить его, большого ума не надо. Положил в кастрюлю, залил водой, добавил головку репчатого лука, немного чеснока, морковки да перца горошком. Вот и вся затея. Покипятил часок — и еда готова. Да такой деликатес, что не у каждой хозяйки бывает. Нарезал ломтиками — пальчики оближешь.

На проходной охранник, как всегда, ничего не заметил. Лишь нажал лениво ногой на педальку, что позволяет турникету прокрутиться под напором проходящего.

Глотнув свежего воздуха на свободе, то есть за территорией скотобойни, Иван Петрович не спеша тронулся к автобусной остановке. Настроение было приподнятое: предвкушал вкусный ужин. Про себя напевал слова все той же песни про колхозное добро.

Автобус не заставил себя долго ждать. Бойко вынырнул из-за поворота и, скрипнув тормозами, остановился, приветливо распахнув дверь.

— Привет, Петрович, — как всегда, по-свойски приветствовала пассажира кондукторша. Она знала его с того момента, как устроилась на работу в автопарк. Лет так пять, не меньше.

— И тебе, Семеновна, не кашлять, — игриво, в тон ответил тот. Улыбнулся. Выгреб из кармана мелочь и высыпал на ладонь кондукторше. — Там хватит. Сдачи не надо.

Уселся напротив на свободное место и, довольный, прикрыл веки.

Автобус мерно осваивал свой путь, вздрагивая на ухабах. Все привычно. Как всегда.

Минут через пятнадцать, после очередной остановки, обилетив одного-единственного вошедшего пассажира, Лидия Семеновна обратила свой взор на Ивана Петровича.  Взгляд скользнул с головы на грудь, потом ниже. Совсем не так, как обычно женщина разглядывает мужчину — как бы украдкой, снизу вверх. Так рассматривают незнакомого мужчину. А Петрович уже давно свой пассажир.

Ниже живота Ивана Петровича ее взгляд остановился. Немного подумав, она смущенно наклонилась над ним:

— Эй, Петрович, — тронула за коленку. И тут же вернулась на место.

— Чего тебе, Семеновна? — тот нехотя приоткрыл глаза.

Лидия Семеновна, не желая привлекать внимания остальных пассажиров, стала выразительно показывать глазами на то самое место, где ее взгляд невольно задержался в прошлый раз.

Иван Петрович, втянув живот, глянул туда же. В автобусном полумраке он разглядел между своих ног белеющий сосок коровьего вымени.

«Блин... Ширинку не застегнул», — полоснула мысль своей правдой.  

— Ой! — смутился он. И стал заталкивать сосок на положенное ему место.

Движения были торопливыми и потому неуклюжими. Через несколько секунд рядом с первым наружу вывалился второй сосок.

Попытки водрузить вывалившуюся плоть на место никак не удавались. Руки тряслись и плохо слушались.

Лидия Семеновна, после небольшой паузы, вернула свой взгляд на место происшествия. От увиденного округлились глаза и открылся рот. Отвести глаза в сторону уже не получалось.

Иван Петрович было уже справился с ситуацией, затолкав соски на место. Но одно неосторожное движение — и обе «сосиски» снова вывалились наружу.

Кондукторша пребывала в шоке. 

— Да, ну вас... Н-на... — Иван Петрович вытащил из кармана комбинезона складной нож. Открыв лезвие, он с досадой на лице, характерным решительным жестом резанул  то, что болталось между ног.

Положив отхваченное ножиком в карман, Иван Петрович со словами «У меня еще есть», отвернулся к окну. На «том самом месте» стало медленно расплываться влажное пятно.

Автобус вдруг затих. А потом дружно взорвался гвалтом. Сквозь шум Иван Петрович расслышал истеричный призыв о помощи и требование остановить машину.

Когда оглянулся, увидел: кондукторша с бледным-бледным лицом, в глубоком обмороке лежала на полу. Вокруг нее суетились люди.

Через пару минут женщина пришла в себя. К тому времени Ивана Петровича в автобусе уже не было...

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Один комментарий

Оставить комментарий
  1. Пилили Пололи

    Целых лет двадцать человек занимается каким-нибудь делом, например читает римское право, а на двадцать первом — вдруг оказывается, что римское право ни при чем, что он даже не понимает его и не любит, а на самом деле он тонкий садовод и горит любовью к цветам. Происходит это, надо полагать, от несовершенства нашего социального строя, при котором сплошь и рядом люди попадают на своё место только к концу жизни.

    Михаил Булгаков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




sancharo.ru © 2018 Ознакомиться правилами обработки персональных данных
Яндекс.Метрика